Правила виноделов: Dr. Loosen

IMW составляет свою нескучную энциклопедию знаменитых производителей вина во всём мире

Когда смотришь на классические, скучновато оформленные бутылки немецких рислингов, кажется, что за производством вин стоят серьёзные, дотошные люди, которые поколениями занимаются вином и только им. В случае с винодельней Dr. Loosen (читать — Доктор Лоозен) всё иначе. Да, Эрнст Лоозен унаследовал виноградники и старую винодельню отца и деда, но изначально он не хотел делать вино. В 1977 году отец отправил его учиться на энолога в университет Гайзенхайма, но Эрнст сам признаётся, что был далеко не лучшим учеником. В интервью для журнала Decanter он говорит: «В Гайзенхайме я проводил время отлично. Мы с однокашниками редко просыпались до полудня, и я вряд ли могу вспомнить, о чём говорили хоть на одной лекции».

Наследство свалилось на него когда он, забыв о виноделии, учился на археолога в Майнцском университете и даже не думал, что когда-либо станет работать с вином. В 1986 году его отец серьёзно заболел, и мать собрала всю семью, чтобы решить, что делать со старой винодельней. Вариантов было немного: либо продавать, либо начать заниматься ею, взяв на себя долги примерно на полмиллиона долларов. Эрнст рассказывает: «Мои братья и сёстры тогда сказали мне: «Либо ты берешься всё это разгребать, либо окажешься на улице, потому что никому не нужен парень с дипломом археолога. Так у тебя будет хоть какая-то работа». И я согласился».

Когда отец передал Эрнсту свои дела, он, конечно, не был готов к такому повороту событий. Тогда он ещё не знал, что спустя пару десятков лет его будут называть королём рислинга, винный журнал Decanter признает его человеком года и включит в первую десятку виноделов мира, а издание Wine Spectator упомянет его рислинг позднего сбора в топе 100 лучших вин.

Дед и отец Эрнста Лоозена были политиками, и времени таскать ящики с гроздями у них не нашлось. Молодой археолог взвалил на себя долги и неподъёмный бизнес. Эрнст позвал приятеля Берни Шуга, который ничего не смыслил в вине, зато имел медицинский диплом специалиста в области редких свиных заболеваний, и они, вместо того чтобы изучать энологию, начали закатывать невероятные вечеринки в поместье отца. Вот что рассказывает Эрнст о тех временах: «Мы были хиппи, которые опоздали на 10 лет, хотелось тусоваться и выпивать, поэтому другого расклада никто от нас не ждал. Иногда я возвращался под утро в отцовский дом, состоящий из 18 комнат, и тщетно пытался найти свободную кровать».

Удивительным образом Лоозен не приобрёл репутацию прожигателя жизни и пьяницы, и взялся за семейное дело. «Мы работали с энтузиазмом, хоть и не понимали, что делаем. Хорошо, когда у тебя есть возможность промахнуться, чтобы получить уникальный опыт. С каждым годом мы узнавали всё больше, работая методом тыка». Эрнсту повезло, что в распоряжении имелась старинная винодельня, за которой скупой отец не ухаживал годами: вместе с ней достались и 50-80-летние непривитые виноградники, которые не пересаживали ни отец, ни дед.

Старые лозы держались могучими корнями за сланец и минералы почвы мозельской долины. Инвентарь на винодельне был тоже ветхим, и единственным вариантом работы стали традиционные дедовские методы. «Конечно, веселья было хоть отбавляй. Мы с Берни возвращались из бара в три часа ночи, чтобы остановить ферментацию в одном из чанов», — говорит Лоозен. Поскольку старая команда работников винодельни была крайне недовольна ее новым владельцем, Эрнст принял решение всех уволить.

«После того, как я отпустил старую команду, мы столкнулись с огромной проблемой: мы не знали, какие именно из участков виноградника принадлежат нам. Да, это звучит глупо, но там небыло никаких надписей, каждый сам знал свой участок. Поэтому мы с Берни решили подождать, пока все остальные начнут сбор урожая, а потом самим взяться, когда станет понятно, какие виноградники нетронуты». Таким образом, в этом году они единственные сделали вино позднего сбора, набравшее сладость и оставшееся свежим и фруктовым.

Эрнст всерьёз увлёкся виноделием, отправился в Лондон, где познакомился с известными винными журналистами и продегустировал одни из лучших вин в мире. Позже он провёл несколько лет в путешествиях по винодельческим регионам. Он понял, насколько драгоценное наследство получил, и взялся за работу с тем же энтузиазмом, с которым до этого закатывал вечеринки. Путешествия подогрели его интерес к миру вина, и в 1996 году он перекупил винодельню J.L. Wolf в Австрии, в регионе Пфальц, позже названную Villa Wolf. Там, ввиду особенностей терруара, у него появилась возможность создавать сухие рислинги, которые он не делал в Германии, и поработать с другими интересными сортами, например, с пино нуаром. Эта винодельня прозводит не самые дорогие, но очень качественные вина из гевюрцтраминера, пино нуара, рислинга и красного сорта дорнфельдер, которые продаются почти во всем мире.

Но и на этом Эрнст не остановился. В 1999 году он взялся консультировать винодельню Chateau Ste.Michelle в Америке, в штате Вашингтон. Помимо того, что он повысил качество уже имеющихся там вин, Эрнст запустил линейку Eroica с более высокой минеральностью и меньшим количеством остаточного сахара, чем в остальных рислингах от Ste.Michelle. Кроме того, он сделал на этой винодельне сладкое вино позднего сбора, которое завоевало 97 баллов в журнале Wine Spectator.

Что же касается вин марки Dr.Loosen, Эрнст Лоозен и Берни Шуг за 20 лет работы увеличили владения с 19 до 100 гектаров виноградников в Мозеле, что делает их одними из крупнейших производителей вина в регионе. Они выпускают купажированные вина, недорогой, но высочайшего качества рислинг «Dr.L», и два терруарных рислинга, выращенных на почвах, богатых красным и голубым сланцем. Но самые драгоценные вина от Dr. Loosen — сухие и сладкие белые вина, сделанные из гроздей, выращенных на виноградниках, эквивалентных уровню Grand Cru в Бургундии: Wehlener Sonnenuhr, Ürziger Würzgarten, Erdener Prälat, Erdener Treppchen, Bernkasteler Lay, и Graacher Himmelreich. За исключением Dr.L, вина выдерживаются на осадке в больших бочках минимум 9 месяцев. Более дорогие, «крюшные» экземпляры выдерживают от 12 до 24 месяцев на осадке, после чего следует фильтрация. Вина идеально выверены, чётко, по-немецки организованны, но все еще хранят в себе бунтарский дух. Это выражается и в лёгком дисбалансе кислотности, сахара и спирта, который придаёт им уникальный характер. За это вина Dr.Loosen почитают в 60 странах, куда их экспортируют.

ПоделитьсяПоделиться
comments powered by Disqus

Внимание! Сайт содержит информацию, не рекомендованную для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста.

Алкоголь противопоказан лицам до 18 лет, беременным и кормящим женщинам,
лицам с заболеваниями центральной нервной системы и органов пищеварения.

18+